О Группе
Фан-клуб
Интерактив
Разное

"Sonata Arctica. Финская сказка". Интервью с Хенриком Клингенбергом (30 сентября 2004)

     Источник:http://www.darkside.ru

Хенрик Клингенберг      Жизнь этих финских парней изменилась, как в сказке, когда однажды в конце 90-х они открыли для себя мелодикчный пауэр-метал и выпустили фантастический дебютник под названием "Ecliptica". Для клаишника Хенрика Клингенберга не менее волнующий сюрприз фортуна преподнесла в конце 2002 года, когда он, бывший участник интересных, но малоизвестных прог-метал команд, вдруг оказался в Sonata Arctica, которые вскоре после его появления заключили контракт с Nuclear Blast и выпустили сингл, моментально покоривший вершины чартов Финляндии и Японии. Хотите узнать об этих счастливых превращениях больше? Тогда читайте…

      Ваш последний сингл "Don't Say A Word" взлетел на первое место в финских чартах. Как вам это удалось? Насколько в этом помог переход со Spinefarm на Nuclear Blast?

     Хенрик:
Я не думаю. что этот переход сильно повлиял на финский рынок, поскольку распространением наших дисков в Финляндии по-прежнему занимаются Spinefarm. Так что я не думаю, что этот как-то повлияло на ситуацию. Мы просто старались написать свои самые лучшие песни, а как их продавать - это уже задача лейбла. К счастью, в этот раз мы оказались на вершине чартов.

      Успех изменил что-нибудь в твоей жизни? Тебя стали узнавать на улицах?

     Хенрик:
Довольно редко. Иногда меня, конечно, узнают, но не в Кеми и не в моем родном городе, потому что эти города очень маленькие, и все и так друг друга знают. Люди не видят этих изменений или просто не придают им значения.

      На сингле есть две очень любопытные кавер-версии. Почему из всего обширного наследия Depeche Mode вы выбрали именно "World In My Eyes"?

     Хенрик:
Это была идея Яни. Яни (Лииматайнен, гитарист) и Тони (Какко, вокалист) очень увлекаются их творчеством. И однажды, когда мы были в студии, кто-то из них сказал: "Эй, давай запишем эту песню!". Мы прослушали ее и решили, что она нам подойдет. Вот и все, никакой особенной истории с этим не связано.

      Как вы работали над ее аранжировкой? Она очень нетипична для Sonata Arctica и очень непохожа на оригинальную, сделанную Depeche Mode…

     Хенрик:
Сначала мы просто разучивали песню, потом записали основные дорожки - ударные и все такое, а затем стали добавлять все, что нам казалось нужным, делились своими идеями. И сейчас вы можете услышать, что же у нас получилось в итоге. Там есть как оригинальные фрагменты, так и наши элементы. Мы собирали песню по кусочку, ноту за нотой, и в один прекрасный момент сказали: "Вот оно! Оставим все так, как есть!".

     Еще одна интересная вещь на сингле - это кавер австралийских прог-металлистов Vanishing Point. Он очень нас удивил, потому что Vanishing Point - группа не очень известная. Они знают, что вы записали их песню? Если да, то как они на это отреагировали?

     Хенрик:
Да, мы им сказали, и им очень понравилось. Несколько лет назад, когда я еще не был в группе, у ребят был совместный европейский тур с Vanishing Point и Gamma Ray, вот так они и познакомились с этой группой и их музыкой. Они успели выучить эту песню наизусть, потому что слышали ее каждый вечер в течение месяца. Она им понравилась, и однажды мы решили сделать им такое своеобразное посвящение. Vanishing Point были просто в восторге!

     Sonata Arctica записали все альбомы в студии Tico Tico с одним и тем же продюсером - Ахти Кортелайненом. Вам никогда не хотелось попробовать чего-нибудь еще, или же вы считаете, что не стоит рисковать?

     Хенрик:
Ну почему же, перемены - это классно, и было бы здорово попробовать что-то новое. Но дело в том, что Tico Tico - это отличная студия, где нам удобно работать, к тому же, Ахти еще и наш концертный звукоинженер, так что мы его очень хорошо знаем. Кроме того, все остальные ребята из группы живут в Кеми, а поскольку нам нужно проводить в студии по два, а то и по три месяца, то если бы это была другая студия, им пришлось бы слишком надолго уезжать из дома. Поэтому нам проще работать в Tico Tico, и, я думаю, мы будем записываться там и в дальнейшем. Хотя никогда не знаешь, что случится завтра, и, может быть, когда-нибудь мы попробуем другую студию, но пока мы не собираемся ничего менять.

     Насколько велик вклад инструменталистов группы в тексты Sonata Arctica? Тони советуется с вами, когда пишет тексты, или же он абсолютно свободен в выборе тем?

     Хенрик:
Нет, в этом плане он абсолютно свободен. Не думаю, что кого-то еще интересует написание текстов. Он пишет, о чем хочет, он ведь вокалист. Конечно, если что-то звучит плохо или неудачно, мы говорим ему, но сильно не вникаем. Иногда мы спрашиваем его: " Ты уверен, что эту мысль лучше выразить именно так?", но по большей части, он пишет то, что хочет.

     Ты, случайно, не знаешь, о чем рассказывается в песне "The Boy Who Wanted To Be A Real Puppet" ("Мальчик, который хотел стать настоящей куклой")? У нее такое странное название…

     Хенрик:
(Смеется). Я не уверен, но, по-моему, есть такая сказка про куклу, которая хотела стать настоящим мальчиком, а Тони перевернул все с ног на голову. Мне кажется, в этом основная идея этой песни.

      "Reckoning Night" - первый альбом Sonata Arctica, записанный с твоим участием. Почему ты решил присоединиться к Sonata Arctica, ведь в своих предыдущих группах, Requiem и Silent Voices, ты играл совершено иную музыку…

     Хенрик:
Да, музыка немного отличалась, но это был все-таки хэви-метал. Я все еще играю в Silent Voices, хотя сейчас это для меня больше хобби. Что касается моего перехода, то дело в том, что тогда я учился в университете, точнее, не учился, а убивал время, потому что я всегда хотел заниматься музыкой на постоянной основе. Так вот, однажды я узнал, что Sonata Arctica ищут клавишника. Я уже был знаком с этими ребятами, мне нравилась их музыка, и я решил попытать счастья. Я понимал, что мне представилась возможность отдавать клавишным все свое время, а ведь об этом я мечтал многие годы. Я послал им письмо по электронной почте, потом выстал по почте диски, на которых я играл, меня пригласили на прослушивание, и я его прошел.

      Какую из песен Sonata Arctica тебе было сложнее всего выучить?

     Хенрик:
(Пауза). Мне пришлось немного попотеть над "The Cage" с предыдущего альбома ("Winterheart's Guild", 2003), но я не считаю, что это очень уж сложная музыка. Некоторые песни действительно имеют бешеный темп, но в то же время, они достаточно прямолинейные. "The Cage" потребовала от меня некоторых усилий, потому что я хотел сыграть интро в точности, как Йенс (Йоханссон), - это такая классная мелодия. Мне потребовалось несколько недель для того, чтобы выучить материал, потом я приехал в Кеми, мы порепетировали, и все получилось отлично.

     Кстати, насколько Йенс оказал на тебя влияние в творческом плане?

     Хенрик:
Да, когда я был помоложе, я слушал записи Ингви Мальмстина, у меня также есть несколько его сольников, хотя я почти не слушаю Stratovarius. Конечно, Йенс повлиял на меня. Я думаю, он оказал влияние практически на всех метал-клавишников. (Смеется).

     У тебя и у Яни есть побочные проекты. Это не мешает вашей работе в Sonata Arctica?

     Хенрик:
Вовсе нет. После окончания турне у нас обычно бывает три или четыре месяца перерыв, по крайней мере, так было после последнего турне, и в это время каждый может заниматься, чем хочет. Во время турне и во время работы в студии также бывает достаточно свободного времени, к тому же эти сайд-проекты - только хобби для нас обоих. Номер один - это Sonata, а когда у нас появляется свободное время, мы можем позволить себе пойти и поиграть с друзьями.

     Ты записал все партии клавишных для нового альбома, или же что-то Тони сыграл сам?

     Хенрик:
Там есть моменты, где играет Тони, как, например, в "Reckoning Day, Reckoning Night", клавишную партию для которой он записал дома, а в студии мы только ее подредактировали. Не считая этого, все остальное сыграно мной. Еще там может быть несколько фрагментов, взятых с его демок, но я не уверен.

     В этом году вы собираетесь поехать в совместное турне с Nightwish. Кому пришла в голову идея?

     Хенрик:
Я не знаю, по-моему, идея возникла потому, что Туомас (Холопайнен, клавишник) из Nightwish и Тони - большие друзья. Возможно, поэтому у них и возникла эта идея, или, может, Туомас спросил, не хотим ли мы присоединиться к ним в этом туре. Так что мы уже проработали все детали и сейчас собираемся в турне.

     Чего ты ожидаешь от этого тура?

     Хенрик:
Ну, я не знаю. Отыграть убийственные концерты и продать хренову тучу дисков! (Смеется). Мне нравятся концерты, когда ты играешь перед толпой народа, это поднимает настроение, ведь ты видишь их реакцию, видишь, что твоя музыка приносит им радость. Это турне продлится где-то около пяти недель, так что все должно быть просто супер.

     Какое из своих выступлений с Sonata Arctica ты бы назвал самым удачным?

     Хенрик:
С точки зрения игры все концерты были достаточно ровными, но самыми интересными были, пожалуй, наши выступления в Японии в 2003 году. Конечно, к концу турне мы играли лучше, так как выступали вместе уже долгое время, и японские концерты мне очень понравились, потому что я никогда там раньше не выступал, и прием был просто потрясающий.

     Что ты думаешь по поводу распространения mp3 и бутлегов?

     Хенрик:
Эта проблема существует уже давно и будет существовать еще долгое время. Не думаю, что у нее есть какое-нибудь решение. Конечно, это плохо, когда ты работаешь, сочиняешь музыку, а кто-то ее ворует или покупает где-то на стороне, так что тебе не достается ни копейки. Но не думаю, что ситуацию можно радикально изменить.

     А ты сам слышал какие-нибудь бутлеги Sonata Arctica?

     Хенрик:
Да, несколько японских записей.

     И как они тебе?

     Хенрик:
Ну, не знаю, качество там просто отвратное. (Дружный смех). Конечно, слушая бутлег, ты получаешь представление, как проходил концерт, но мне больше нравятся настоящие концертные альбомы, когда можно услышать все инструменты, и все звучит так, как надо. У меня есть несколько бутлегов разных групп, например, Dream Theater, но я не так часто их слушаю: у них ужасный звук, а для меня очень важно, чтобы запись звучала хорошо.

     В нескольких интервью Тони говорил, что когда ты появился в Sonata Arctica, атмосфера в группе стала "намного более рок-н-ролльной". В то же время, в Requiem и Silent Voices ты играл не так уж много рок-н-ролла. Как это понимать?

     Хенрик:
(Смеется). Думаю, когда Тони говорил про "рок-н-ролл", он имел в виду не музыкальный стиль, а любовь к вечеринкам и все такое. (Смеется). Не думаю, что моя игра так радикально изменилась. Хотя, конечно, я играю совсем не так, как Микко (Харкин, предыдущий клавишник Sonata Arctica).

      Кстати, чем он сейчас занимается? Он где-нибудь играет или же решил "завязать" с музыкой?

     Хенрик:
Он играет в группе, которая называется Wingdom, но я совершено не имею представления, как они звучат, я их не слышал. Они собирались выпустить альбом, но ничего более конкретного я не знаю. Микко живет в городе Турку на юге Финляндии, так что мы сталкивались с ним всего три или четыре раза. Я его почти не знаю.

      Как бы ты описал атмосферу в Sonata Arctica: это демократия, или же Тони является явным лидером?

     Хенрик:
Он пишет песни, он поет, так что он лидер, но все решения, или, по крайней мере, большинство из них, мы принимаем все вместе. Так что это демократия, Тони всегда советуется с нами, мы обсуждаем все вопросы. У каждого участника группы есть право голоса, и это правильно, и атмосфера в группе очень непринужденная. Но, конечно же, Тони зарабатывает больше, потому что он отвечает за сочинение песен, у него самая трудная работа.

      На новом альбоме у вас в первый раз появилась песня, написанная другими членами группы. Как это произошло?

     Хенрик:
Да, это песня "My Selene", ее написал Яни. Тони всегда говорил, что каждый может сочинять, если хочет, и что если кто-то написал песню, то пускай ее приносит, и мы решим, можно ли ее использовать. Однажды Яни принес нам свою демо-запись и сказал: "Ну вот, я тут песню сочинил, может, она нам подойдет?". И она прекрасно подошла к стилю Sonata Arctica. Потом мы выучили свои партии, и сделали аранжировку. Правда, демо-версия была мало похожа на то, что получилось в итоге.

      Вы не планируете снять видеоклип для нового альбома?

     Хенрик:
Мы уже сняли видео на песню "Don't Say A Word". Не уверен, что клип уже полностью готов, но мы снимали его несколько недель назад. Рано или поздно он выйдет.

     И что в нем можно будет увидеть?

     Хенрик:
Ну, мы поехали в старинный дом, и весь видеоряд - это, фактически, мы, играющие в этом доме. У клипа нет какого-то особенного сюжета.

     "Reckoning Night" должен выйти в нескольких вариантах. Расскажи поподробнее о том, за какими лимитированными изданиями придется охотиться вашим фэнам?

     Хенрик:
Я не очень хорошо осведомлен в этом вопросе! (Смеется). Знаю только, что будет традиционная виниловая версия, лимитированный диги-пак и, возможно, что-то еще.

     А пиво "Sonata Arctica" вы не хотите выпустить, как это сделали Nightwish?

     Хенрик:
(Смеется). Надеюсь, однажды мы так и сделаем! Мы еще не столь знамениты! Это было бы прикольно, но, мне кажется, для этого нам нужно еще немного "вырасти".

     Какого рода музыку ты слушаешь дома? Многие музыканты говорят, что не слушают дома металл, потому что устают от него на концертах…

     Хенрик:
Я тоже не слушаю дома мелодик-метал. Если уж говорить о металле, я слушаю Pantera, Slayer и подобные группы. Еще я слушаю джаз старой школы - Майлза Дэвиса, Оскара Петерсона, а еще - Тома Уэйтса, Бъорк, Джими Хендрикса, The Doors - то есть, практически все, кроме металла. Ведь поскольку я играю в Sonata, а моей второй группой является Silent Voices, я слышу металл и хард-рок практически каждый день, и поэтому когда я прихожу домой, то мне хочется включить что-то еще. (Смеется).

     Ты играешь на каких-нибудь инструментах, кроме клавишных?

     Хенрик:
Ну, если песня не слишком быстрая, я могу сыграть партию ритм-гитары. Я немного играл на гитаре в юности. Вот, собственно, и все.

     А почему из всех инструментов ты выбрал именно клавишные?

     Хенрик:
Это вышло само собой. В детстве я начал учиться играть на классическом пианино, потом я услышал Bon Jovi и AC/DC и понял, что мне нужны клавишные. (Смеется). Так что мне особенно и не пришлось выбирать, просто в детстве я начал играть на пианино, а потом немного "модернизировал" инструмент.

     Почему ты ушел из Requiem, когда начал играть в Sonata Arctica? Ведь в Silent Voices ты по-прежнему играешь…

     Хенрик:
Это был бы уже перебор. Requiem играют пауэр-метал с элементами прогрессива, и я лучше займусь чем-нибудь другим, чем буду играть в двух пауэр-группах одновременно. К тому же, у меня не так много свободного времени - ребята хотят много гастролировать, и у меня просто бы не получалось там играть. И во время записи нашего последнего альбома "Mask Of Damnation" я сказал им, что после окончания работы над ним я хочу уйти. Сейчас у них играет новый парень, которого я им порекомендовал, и у них все хорошо.

     Что ж, Хенрик, это, наверное, все. Не мог бы ты в завершение интервью сказать пару слов вашим российским фэнам?

     Хенрик:
Расслабьтесь! (Дружный смех). Наша жизнь полна стрессов, у людей постоянно возникают проблемы, и поэтому я считаю, что в первую очередь людям нужно расслабиться. Все не так страшно, и иногда нужно просто отдыхать!

Выражаем благодарность Яапу Вагемакеру (Nuclear Blast Records)
за организацию этого интервью.
Вопросы задавали Роман "Maniac" Патрашов, Наталья "Lynx" Хорина
Перевод - Наталья "Lynx" Хорина
30 сентября 2004 г.
© Russian Darkside e-Zine
Дизайн и разработка: Трешевик-Затейник 2010
Администратор фан-клуба: Серж
Администратор сайта: connection_error
Вопросы, предложения и замечания:_sonataarctica@mail.ru